Советы семейных пси...
 
Уведомления
Очистить все

Советы семейных психологов

8 Записи
3 Пользователи
1 Likes
955 Просмотры
исфаринка
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 102
Создатель темы  


   
Цитата
исфаринка
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 102
Создатель темы  


   
ОтветитьЦитата
Евгения
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 206
 

Православная психология

Дмитрий Семеник, православный психолог

Чувство вины как подмена покаяния

Как мы знаем, покаяние способно и более того — должно преобразить нашу жизнь. Но задумывались ли мы над тем, как именно преобразить?

Если после покаянных молитв и исповеди на душе легко и радостно, возросла благодарность Богу, прибавилось желания и сил бороться с грехом, прибавилось любви к людям — значит, мы действительно каемся.

Если после покаянных молитв и исповеди мы остаемся в унылом, замкнутом состоянии, то это значит, что мы не каемся: скорее всего, покаяние подменено у нас ложным чувством вины. Ложное чувство вины лишает нас возможности покаяния и тем самым становится тормозом на пути нашей духовной жизни.

 

Признаки ложного чувства вины

Давайте рассмотрим признаки наличия у нас ложного или невротического чувства вины более подробно.

1. Почти постоянное чувство уныния.

Легкую степень уныния мы редко замечаем в себе. Признаки его — лень к делам спасения. Нам трудно заставить себя читать утреннее и вечернее молитвенное правило, поститься, воздерживаться от телесных наслаждений (у кого-то это — сладости, у кого-то —  винопитие, у кого-то — смотрение телевизора или фильмов, блуждание в интернете, вариантов много).

2. В нашем «покаянии», а точнее, в чувстве вины не видно просвета. Оно неисчерпаемо.

Покаяние подобно мытью посуды. Чем больше моешь — тем посуда более чистая, сверкающая, красивая. А «делание» чувства вины не приносит ни малейшего улучшения состояния. Даже после исповеди нет никакого облегчения и успокоения, только лишь чувство выполненного долга: неприятная процедура позади.

3. Отсутствует подлинное чувство Божиего милосердия.

По книгам, по историям других людей, мы, конечно, знаем о милосердии Бога, мы знаем о земном подвиге Спасителя. Но все это как бы не касается непосредственно нас. В своей печали о своих грехах мы одиноки, Бог не помогает нам.

4. Трудно переносим критику.

Вот как говорит об этом психотерапевт Карен Хорни: «Одновременно с заявлениями о том, что он недостойный человек, невротик будет предъявлять огромные претензии на внимание и восхищение и обнаружит весьма явное нежелание соглашаться даже с малейшей критикой… Его чувствительность к причине может прикрываться мыслью, что переносима лишь дружеская критика или носящая конструктивный характер. Но эта мысль является только ? и противоречит фактам. Даже дружеский совет может вызвать гневную реакцию, ибо совет любого рода предполагает критику в связи с некоторым несовершенством».

Такой человек может возмутиться даже обличениям со стороны духовника, если духовник говорит о грехах, выходящих за рамки списка, представленного кающимся.

При этом такой человек зачастую тщеславится мелкими грехами, упоминаемыми им на исповеди, которыми он показывает духовнику свою особую внимательность к духовной жизни и чувствительность к прегрешениям.

5. Гордыня, отсутствует смирение.

Кроме непереносимости критики, у человека, страдающего ложным чувством вины, присутствуют и все прочие признаки гордыни: тщеславие, уныние, ропот и тревога в моменты испытаний, осуждение других людей и др.

6. Неосознанная жажда наказаний.

Человек, страдающий от невротического чувства вины, сам не сознавая того, ищет наказаний, поскольку наказание частично освобождает его от груза грехов, который он не способен сбросить с себя подлинным покаянием, а также является подтверждением справедливости его чувства вины.

 

Проверяя себя на основе этих пунктов, необходимо помнить, что любая болезнь, в том числе и психологическая, может присутствовать в нас в разной степени, и тут не действует тот же подход, что при простуде: если простуда слабая, пройдет сама. Душевные болезни стоит брать во внимание и лечить, даже если они присутствуют в слабой степени, потому что усилия по их преодолению куда меньше, чем те проблемы, которые они создают нам — как в духовной жизни, так и просто на уровне душевного благополучия.

 

Свойства подлинного покаяния

Хотя эта брошюра — для людей грамотных в духовной жизни, все-таки для целостности повествования напомним основные свойства подлинного покаяния.

1. Покаяние основано на чувстве собственного бессилия в одиночку победить грехи и страсти.

2. Покаяние неразрывно связано с чувством Божиего милосердия и Его готовности помочь и простить в тот же момент, как мы покаялись.

3. Покаяние основано на сознании Божиего всемогущества, в особенности освобождать нас от власти бесов (страстей).

4. Покаяние сопряжено с чувством надежды на спасение. Прекрасно сказал об этом преподобный Иоанн Лествичник: «Падающий сокрушается, и хотя бездерзновенен, однако с похвальным бесстыдством предстоит на молитве, как разбитый, на жезл надежды опираясь и отгоняя им пса отчаяния».

5. Покаяние приносит чувство облегчения, мир души и содействует победе над теми грехами, которые мы исповедуем.

Природа ложного чувства вины

В основе ложного чувства вины — эгоцентризм. То есть человек подсознательно видит себя, а вовсе не Бога, центром мироздания и причиной всего с ним происходящего. Отсюда естественным образом вытекают две проблемы:

— невозможно каяться, ведь каяться можно перед кем-то высшим, а выше меня никого нет;

— никто не поможет, потому что я главнее всех и только сам себе могу помочь.

Такой человек находится в безвыходной ситуации. Он видит часть своих пороков и неудач, но поделать с этим ничего не может, так как в глубине души не признает ни своего бессилия, ни силы и милосердия Бога.

Психология связывает эгоцентризм с инфантилизмом. Вот как говорит об этом священник и психолог Андрей Лоргус: «Ребенок по природе своей чувствует себя центром мироздания, центром всего. Такое осознание себя для ребенка естественно. Психолог Жан Пиаже назвал это эгоцентрическим сознанием (не путать с эгоистическим). Ребенок до пяти лет убежден, что все видят мир так же, как и он. Представить себе, что другой человек видит иное, мысленно встать на позицию другого человека, ребенок не умеет. Только после пяти у него формируется реалистическое мышление и сознание, и он от эгоцентризма переходит к реализму. Беда заключается в том, что мы одной частью своей личности взрослеем, а другая у нас может оставаться инфантильной. Как правило, инфантильные, детские структуры личности сохраняются в эмоциональной сфере и сфере отношений».

Причина формирования инфантильности — та же, что и причина любовной зависимости, осуждения, неприятия себя — недостаток принимающей любви родителей. Причем, поскольку проявления неприятия могут быть разными, здесь те люди, с которыми жил ребенок, по всей видимости, увлекались обвинениями ребенка. «Видя таких людей, я сразу себе представляю строгую мать или сурового отца, которые наказывают своего ребенка. Или очень строгую воспитательницу детского сада, или учительницу, которая стоит в позе осуждения и обвинения и указывает этому несчастному малышу на то, что он испачкал свой костюм или наследил на полу, или разбил кружку, вазу или сделал еще что-нибудь» — говорит отец Андрей Лоргус. Психолог Елена Орестова : «Тебя ставят на стол и заставляют читать стих, а ты этого не делаешь, и тебя за это потом очень сильно ругают и говорят: «Плохая девочка».

Так маленького человека приучают к тому, что он виновен во всем том, с чем он, на самом деле, не имеет объективной возможности справиться самостоятельно. Этим же самым в нем воспитывают гордыню, потому что как бы говорят ему: «Ты можешь все, ты всемогущ».

И с этим воспитанным старшими чувством всемогущества и вины за все человек выходит во взрослую жизнь. Последствия его проблемы проявляются не только в отношениях с Богом. Преувеличивая собственную значимость, он склонен видеть несуществующую взаимосвязь между своим поведением и поведением других людей. «Ты чего такой молчаливый? Что я опять не так сделала?» — спрашивает жена у мужа, у которого проблемы на работе. Такой человек живет в постоянном страхе неодобрения и обвинений со стороны окружающих людей и поэтому живет несвободно, часто не делая того, что ему хочется делать, только из-за страха перед мнением людей.

Исцеление от ложного чувства вины

Как исцелиться от невротического чувства вины, в какой бы степени оно у нас ни присутствовало? Многое можно сделать и без непосредственной помощи психолога.

1. Исцеление отношений с родителями.

Как вы, возможно, уже догадались, поскольку основной причиной проблемы является недостаток принимающей любви родителей, основной рецепт тот же, что и в предыдущих двух главах — «Усыновить родителей» (подробно изложен в первой главе). Особое внимание постараемся уделить тому, чтобы самим не обвинять родителей (даже мысленно) ни в чем, и к их обвинениям в наш адрес относиться не как к проявлениям недовольства Вселенной нами, а как к слабости страдающих людей.

2. Приближение к реализму через рассуждение.

Эгоцентризм удалил нас от реального восприятия мира, рассуждение поможет нам воспринимать вещи более реально, трезво. Для этого раз за разом, много раз в день, усилием ума и воли будем напоминать себе о том, как обстоят вещи на самом деле.

Первое. Мы не всемогущи. Более того, без Бога мы очень слабы и не имеем никаких шансов побеждать свои слабости, вообще — жить как следует.

Второе. В центре мироздания не мы, а Бог, сотворивший этот мир, столь же близкий к каждому человеку, как и к нам, и устраивающий различные внешние обстоятельства жизни к нашему спасению.

Третье. Бог милосерден и рядом с нами и прощает нас уже в тот момент, когда мы искренне, от сердца просим о прощении с сознанием своей слабости и необходимости Его помощи нам.

Четвертое. Наша роль в жизни вселенной и других людей ничтожна. У каждого человека тысячи разных мотивов, и даже для близких людей мы не являемся единственным предметом их дум и объектом их чувств. Вообще мы по большому счету никому по-настоящему не нужны, кроме Бога. Соответственно, и за свою жизнь и за свое душевное состояние другие взрослые люди отвечают сами, а мы отвечаем только за себя и в значительной мере — за своих детей.

3. Контроль своего душевного состояния.

Мы должны постоянно отслеживать свое душевное состояние, сделав его мерилом правильности нашей духовной жизни. Если мы унываем, испытываем тревогу или страх, мы не должны называть это «скорбью о грехах» и мириться с этим состоянием. Должны искать и исправлять ошибки, которые вызвали это наше нездоровое состояние. Если не находим, пусть это будет для нас только еще одним поводом вспомнить о том, как мало зависит от нас и как сильно мы нуждаемся в помощи милосердного Бога. Не оставлять борьбы с унынием до тех пор, пока оно не будет побеждено.

4. Борьба с гордыней

Борьбе с гордыней и тщеславием (наряду с обретением радости) необходимо уделить основное внимание в своей духовной жизни. В святоотеческой литературе эта тема детально изложена, если подзабыли, можете обновить в памяти методику этой борьбы с помощью сайта www.ioann.ru.

 


   
ОтветитьЦитата
Евгения
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 206
 

Исповедь или прием психолога: что эффективнее?

Отвечает психолог Михаил Хасьминский.

Вопрос православному психологу.

Человек идет в церковь для того, чтобы стать лучше: жить без обид, злости, жадности, уметь прощать и каяться. Суть покаяния, если я правильно понимаю, — в исправлении, изменении себя. В то же время сейчас существует множество тренингов личностного роста, психологических консультаций, где занимаются по сути тем же: избавлением от всего негативного, изменением человека в лучшую сторону. Скажите, пожалуйста, если я хочу стать лучше, но при этом предпочту не исповедь в церкви, а психологические тренинги, — будет ли от этого польза?

 

— Михаил Игоревич, перед нашим интервью я прочла это письмо своим подругам, двум 24-летним девушкам. Они сказали: «Интересный вопрос! Мы никогда не задумывались, но исповедь и прием у психолога — это ведь по сути одно и то же?»

— Так считают не только ваши подруги, не только автор этого письма, но и вообще многие люди, как правило, не имеющие опыта духовной жизни и не видящие разницу между духовными и психологическими проблемами. Только если абсолютно не вдаваться в суть темы, можно подумать, что это про одно и то же: ведь и психология, и духовная жизнь призваны избавить нас от всего дурного.

Автору письма я ответил бы так: прежде всего вам надо разобраться в том, что вы сами понимаете под желанием «стать лучше». Просто вот так вот абстрактно быть «хорошим»: не хамить прохожему, который вас случайно толкнул, переводить бабушек через дорогу, быть «хорошим» в глазах ваших коллег, жены, детей? Таким «хорошим человеком» вы вполне можете стать, не ходя в церковь, а посещая психологические консультации и тренинги, — но здесь тоже много нюансов. Расскажу одну историю.

Как известно, в психологии есть очень разные школы, и разные психологи по-разному могут смотреть на одну и ту же ситуацию. Недавно я пытался сохранить одну семью, где трое маленьких детей, одна дочь тяжело больна. Их отец был на грани ухода, и мы с ним проговорили не одну консультацию, я пытался его поддержать, объяснял последствия поспешных роковых шагов. А он сходил и к другому психологу, который сказал более приятные для него слова: «Ты должен жить в первую очередь ради себя». И тогда он со спокойной душой бросил свою семью. И никто не назовет его здесь «подонком», «гадом»: он ведь поступил как честный человек, он не стал себя обманывать, принуждать, жить с нелюбимой женщиной — он всем сделал хорошо. И возможно, для него это было тем, что автор письма называет «стать лучше». А с точки зрения Церкви стать лучше — это пожертвовать иногда собственными эгоистичными интересами, приложить все усилия для того, чтобы брак не распался, чтобы все, что ты, как мужчина, глава семьи, создал, не превратилось в руины и чтобы твои дети на этих руинах не росли. Мне в подобных случаях важен глубокий подход к проблеме, состояние живых душ людей, а не поддержка эгоистической позиции: «Делайте как вам хочется, бегите скорей туда, где вам лучше».

Это небольшое отступление, но надеюсь, я доступно объяснил, что разные психологи могут с разной степенью глубины рассматривать один и тот же вопрос. А из вопроса читателя я не очень понимаю, насколько его эта глубина интересует.

Очевидно, что, если мы пойдем к стоматологу с сильной зубной болью, нам недостаточно будет того, чтобы он просто взял и ляпнул пломбу: нам необходимо будет серьезное лечение, которое может занять немало времени. Точно также и в нашей жизни: вам нужны просто «пломбы»? Или глубокое погружение в свою жизнь?

И наконец, главный вопрос: а в стремлении исправить свои недостатки вам Бог нужен? Дело в том, что поставить исповедь и тренинги в один ряд невозможно. И противопоставить батюшку и психолога тоже нельзя. Это про разное!

— Объясните, пожалуйста, в чем эта разница между походом к священнику и психологу заключается? Не для всех она очевидна.

— Вот смотрите, ко мне на консультацию нередко приходят люди, которые как раз путают психолога со священником. В каких случаях человеку может помочь психолог? Например, когда у него есть — в разной степени — невротические проявления, депрессия, когда есть проблемы в семейных отношениях: появилась беспочвенная ревность, мысли о разводе, или когда трудно справиться с ребенком-подростком; когда есть суицидальные наклонности, когда не получается справиться со смертью близкого человека — и так далее.

К примеру, если у вас есть иррациональный страх смерти, то я, как психолог, могу помочь вам от него избавиться, поняв причины, которые могут тянуться из какой-нибудь детской травмы и так далее. А вот если ваш страх экзистенциальный, если вы задаетесь важнейшими смысловыми вопросами о том, заканчивается ли все для человека земной жизнью, или есть жизнь вечная, если они не дают вам покоя, то это вопросы, которые в компетенцию психолога не входят. Здесь может помочь только духовная практика: с точки зрения православного человека — вера во Христа, покаяние и духовная жизнь.

Миссия психолога — помочь человеку разрешить проблемы здесь, на земле. А вот миссия Церкви и священника — открыть человеку Небо.

Как правило человек приходит в Церковь не когда решает заняться самосовершенствованием, а тогда, когда просто не видит другого пути. Это кризис, который может случиться и в скорби, и в радости. Часто в жизни человека настает момент, когда он осознает, что у него есть Создатель, и не может игнорировать этот факт. И тогда вопрос о том, идти ли ему на исповедь, или не идти, у него даже не стоит. Он просто идет в храм каждое воскресенье, кается, молится, благодарит за все Господа, причащается Его Святых Таин. И с точки зрения христианина именно тогда и начинается путь самосовершенствования.

Всякий ли человек после длительных походов к психологу становится счастливым, гармоничным, созидательным? Не думаю. А вот человек, который ведет глубокую духовную жизнь, — и я это неоднократно видел своими глазами — обязательно становится счастливым. Потому что он обретает полноту этой жизни, а для христианина она заключается в Боге. И даже не удивительно, что у многих людей, которые пришли в Церковь, психологические проблемы сразу или со временем отпадают сами по себе. Во-первых, в какой-то момент человек начинает понимать, что, к примеру, со своими семейными неурядицами он без Бога просто не справится — и тогда начинает горячо молиться Ему о помощи. А во-вторых, становясь христианином, человек с особой силой начинает ощущать свою ответственность за поступки, за отношения с ближними, он начинает себя иначе вести — и тогда многие ситуации выравниваются как бы сами собой.

— А Ваши пациенты никогда не приходили к Вам с отрицательным опытом исповеди?

— Если говорить про наиболее распространенную историю, то ко мне нередко приходят люди, которые говорят: мы уже отчаялись, сто раз ходили на исповедь, каялись в своих грехах, а потом снова то же самое начинали совершать. Какой смысл в исповеди, если не можешь себя исправить? И действительно, если мы посмотрим на свою исповедь, — мы из раза в раз каемся в одном и том же.

В такой ситуации я задаю человеку вопрос: «А зачем вы регулярно стираете свою одежду, если она все равно опять станет грязная?» — «Ну как же, чтоб хотя бы какое-то время она была чистая!» Я говорю: «И с исповедью то же самое. Мы должны хотя бы на какое-то время “отстирать” себя от грязи, мы должны ощутить состояние чистоты и попытаться задержать его в своей душе как можно дольше. Сразу полностью очиститься получается не у всех. Но мы должны стремиться к этой абсолютной чистоте — хотя это, разумеется, очень длительный процесс, для которого нам дана вся жизнь».

Многие не понимают, что исповедь — это таинство Покаяния человека перед Богом, на котором священник является лишь свидетелем. Исповедь не диалог, как иногда мы считаем, это монолог кающегося человека, хотя порой в помощь ему священник задает наводящие вопросы, помогает что-то проанализировать. Поэтому как можно быть недовольным исповедью? Многие просто путают исповедь и беседу после исповеди: это совершенно разные вещи.

И разумеется, «своего» священника, который сможет уделять вам время для длительных бесед после исповеди или вне службы, с которым вам самим будет комфортно обсуждать свою духовную жизнь, — такого священника надо искать. Это не всегда батюшка из первого попавшегося или ближайшего к вашему дому храма.

— Но разве на всевозможных тренингах личностного роста не та же самая «стирка» происходит?

— Сравнивать исповедь и тренинги — то же самое, что сравнивать серьезную энциклопедическую книгу и комиксы. Да, тяжело читать сложную литературу, но она дает базовые знания, а комиксы не дают ничего, кроме наслаждения, пока ты их рассматриваешь. А вот литература не всегда дает наслаждение — зато потом мы получаем огромное удовольствие от того, что получили знания и можем применять их в жизни.

Надо понимать, что любой тренинг рассчитан на быстрый эффект. В случае с психологическими тренингами у человека часто создается лишь иллюзия изменения своего состояния, он может вылететь с занятия окрыленный, с ощущением, что с этого момента он будет жить совершенно по-другому. Но проходит день-другой — и эта эйфория заканчивается, все возвращается на круги своя, потому что дальнейшей работы над собой не происходит. Церковная жизнь, покаяние подразумевают непрестанную духовную работу над собой. Но мы снова говорим о вещах, которые сравнивать невозможно.

Я ни в коем случае не выступаю против психологических тренингов. Я и сам провожу их, например, на семейную тему — и считаю, что неплохо иногда для профилактики деструктивных отношений в семье подобные тренинги посещать. Сама форма занятия интересная: это и лекции, и тесты, и взаимодействие со слушателями, ответы на их вопросы. Но тренинги нужно выбирать очень внимательно.

Если вы считаете себя православным христианином, то принципиально важно, чтобы содержание тренинга не шло вразрез с вашим мировоззрением. Если на тренинге учат идти по головам, чтобы добиваться своей цели, если надувают мыльный шар гордыни… тысячу раз надо подумать, прежде чем идти туда.

Из рабочей практики я знаю, как некоторые супруги шли на какие-нибудь тренинги по личностному развитию или по семейным отношениям — и вскоре после этого разводились. Потому что из тренингов они извлекли мысль, что каждый из них — звезда, центр вселенной… Таких печальных историй очень много.

Поэтому я всегда призываю тщательно выбирать, к какому психологу или на какой психологический тренинг пойти. Ежегодно на психологические факультеты поступают сотни, если не тысячи, студентов. Но увы, хороших психологов сегодня катастрофически не хватает.

— Вы сказали, что Ваши пациенты нередко обращаются к Вам с вопросами духовного характера. Но происходит и обратная история: к священнику приходят люди в надежде, что он решит их психологические проблемы.

— И не только психологические, но и юридические, и бытовые, и многие, многие другие. Такая уж особенность нашего времени, что люди приходят в храм дезориентированные. И порой приходят совсем не за духовным. Они спрашивают священника о размещении денег в банке, о покупке квартиры, об отношениях с супругой, о сложностях с детьми — потому что больше им не у кого об этом спросить. Они настолько растеряны, что священнику приходится брать на себя ответственность и помогать человеку в самых разных вопросах, хотя они и далеки от его компетенции. Но, повторюсь, не в рамках исповеди, а в рамках личной беседы после службы. Исповедь и разговор после исповеди — это два совершенно разных явления, и по всей видимости, автор вопроса в редакцию эти явления перепутал.

Когда рядом нет хорошего психолога, которого можно посоветовать, то священнику отчасти приходится брать его функции на себя. Разумеется, люди, которые становятся пастырями, попадают в Церковь не из космоса: они так же, как и мы, в свое время получали психологические травмы, и их становление происходило с учетом этого опыта. Поэтому любой священник не понаслышке знает о наших проблемах и кризисах. Но в то же время не каждый священник может быть психологом, и это тоже над учитывать.

— Какой итог? Нужно найти опытного пастыря, который поможет нам решать и духовные, и психологические вопросы?

— Нет. В идеале грузить батюшку своими психологическими вопросами не нужно. Если они вас беспокоят, то лучше найти хорошего психолога, который поможет разобраться в них с точки зрения православной антропологии. А с духовными проблемами нужно идти к духовнику. Здорово, если он будет понимать и ваше психологическое состояние, но это вовсе не обязательное условие.

© Foma.ru

 

Михаил Хасьминский, православный психолог

Михаил Хасьминский, православный психолог


   
ОтветитьЦитата
Евгения
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 206
 

«МЕНЯ МАЛО ЛЮБЯТ!»

У нас не осталось советских газет, поэтому я перефразирую профессора Преображенского: «Не читайте до обеда психологических постов в соцсетях!» После обеда, впрочем, тоже читайте с осторожностью. С рассуждением, скажем так.

Из-за подобных текстов сегодня на пике психологической моды придирчивый анализ супругами своих семейных отношений с целью выяснить: «А достаточно ли усердно меня любят?». При этом мало кто готов спрашивать и, главное, честно отвечать на вопрос: «А я-то насколько любящий супруг?». Кажется, для читателя с христианским мировоззрением здесь нет никакой проблемы. Он же в курсе, что сам призван Христом любить, а не взвешивать и придирчиво оценивать любовь ближнего.

Не только светские, но и верующие люди искушаются упорным поиском и анализом огрех в поведении своей второй половинки

Но эта привычка общества потребления искать в семье, как в супермаркете, «качества, которого ты достойна», давно не касается только светских пар. Сейчас и верующие люди – как женщины, так и мужчины – искушаются упорным поиском и анализом огрех в поведении второй половины. И, как правило, эти поиски не самостоятельны: они инициированы чтением бесконечного числа историй из поп-психологии или сомнительного качества тренингами.

Люди, не имеющие соответствующей квалификации, легко и непринужденно выписывают своему браку диагнозы вслед за первым попавшимся текстом: «муж – абьюзер», «муж – незрелая личность», «жена – инфантилка», «жена – тихий абьюзер». Вот, к примеру, «психологический» текст, который попался на глаза совсем недавно. Там, если коротко, названа «скрытым насилием» ситуация, когда один из супругов систематически моет за собой тарелку только с верхней стороны, и она снизу остается липкой. Мол, когда ты «сто раз объяснил», а он/она всё равно не моет тарелку снизу – это тихое насилие, и это страшно, и за этим стоят темные глубинные причины и демоны, которые однажды вылезут наружу.
Стоят, точно. Аж целых два демона – грех (лень) и привычка. Я знала одну пожилую женщину, которая всю жизнь мыла посуду именно так – только сверху. Она жила одна и ей совершенно некого было этим «насиловать». Просто привычка, ничего личного. Проблема, которая в реальности яйца выеденного не стоит.

«Хорошо, – скажет на этом месте читатель. – Пусть это “просто привычка”, но разве любящий супруг не будет исправлять свои привычки, когда он действительно любит?! А если он не исправляется – это ли не маркер отсутствия любви?». Но алгоритм ответа на этот вопрос несложный. Если за весь период брака супруг вообще ни в чем и никогда не пошел навстречу вашим объяснениям и просьбам, а вы при этом уступаете много и легко – увы, наверное, это и вправду «маркер». (Хотя это может быть и расстройством восприятия информации на слух – имеет смысл поэкспериментировать с письменными договоренностями).

Если же он/она вас слышит, но не во всех вопросах, то отдельные «прегрешения» – это не про качество их любви, а про силу привычки, во-первых, и про их представление о важности вопроса – во-вторых. А в-третьих – далеко не все наши придирки справедливы в принципе, ведь зачастую наше представление о том, «как правильно», – это не единственный в мире эталон, а всего лишь наше представление. Супруг или супруга может представлять какой-то вопрос из педагогики, хозяйственной деятельности или семейной экономии совершенно иначе. Но есть еще и в-четвертых – степень упорства одного из супругов в «неправильном» поведении часто симметрична степени упорства другого. Просто оба упорствуют в разных вопросах, но каждый уверен, что именно его претензии и требования – рациональны и оправданы, а другой – «просто блажит», «тихо насилует» или «недостаточно любит».

Например, женщина может быть уверена, что её муж – «тихий абьюзер», потому что систематически не доносит грязную тарелку до раковины, а этот же муж тихой «абьюзеркой» может считать жену – потому, например, что она пускает его на семейное ложе не чаще четырех-пяти раз в год. И когда жена твердит мужу про тарелку, он уверен, что дело не в тарелке, а его «просто пилят», раз «больше не к чему придраться». Мол, забочусь о ней, семью достойно обеспечиваю, дома идеальный ремонт, вредных привычек у меня нет – чего она с жиру бесится?! Он совершенно искренне не понимает, что с точки зрения жены «тарелка» – это как бы знак глубокого пренебрежения к ней, причем демонстративного: «Я для него пустое место, раз он до сих пор не хочет меня услышать!» Когда же муж пытается обсудить с женой проблему супружеских отношений, она возмущена: «Он просто вообще меня не жалеет: у меня дети, быт, я устаю, а он лишь о себе думает!» Она не пытается представить себя на месте супруга и увидеть, что с его точки зрения систематическое отсутствие близости – это не только физиологически сложно, но и кажется знаком её глубокой нелюбви, чем-то вроде физического отвращения.

Не каждый готов принять чужую боль, увидеть, что потребности другого действительно важны и требуют уважения

И каждый не готов принять чужую боль, не готов увидеть, что потребности другого действительно важны и требуют уважения, а нежелательное поведение действительно сложно побороть в силу невероятной крепости греховных привычек и нашей лени в работе над собой. Коротко всё это можно назвать проблемами семейной коммуникации.

И вот в состоянии такого вялотекущего ропота на поведение ближнего человек еще подливает масла в свой огонь недовольства подвернувшимся под руку текстом про то, что «нет, тебе не показалось, это всё нелюбовь!»

Но «качество» любви определяется не отсутствием дурных поступков и привычек, а наличием какого-никакого поступательного движения в сторону взаимных уступок и изменений. И – плохая новость: качество это разве что у святых в браке «достаточно» безупречно. Или на первых порах влюбленности, в стадии «горы готов свернуть». Не могут два по-разному воспитанных и небезгрешных человека иметь одинаковые взгляды и привычки абсолютно во всех областях жизни. Не могут несвятые любить, как святые. Значит, каждый, конечно же, будет чем-то раздражать и разочаровывать свою вторую половину. И тот, кто в семейной жизни настроен только уличать другого в «недостатке любви», всегда найдет, за что уличить и на что обидеться. Но люди, желающие укрепить любовь, должны не уличать (кроме отдельных тяжелых случаев, о них как-нибудь в другой раз), а договариваться. Причем договариваться не только с супругом, но и в первую очередь с самим собой.

Люди, желающие укрепить любовь, должны не уличать, а договариваться

Например, жену раздражает, что муж совсем не участвует в работе по дому, а еще смотрит «дурацкие» фильмы и покупает картошку фри, хотя ему «сто раз объяснили», что нельзя есть вредную пищу. Тут какие могут быть варианты? Можно почитать модного психолога, выяснить, что «это нелюбовь и тихое насилие», закатить скандал и хлопнуть дверью. А можно посмотреть на проблему чуть проще и для начала «договориться» с собой. Например, сказать себе: «Мужа, конечно, надо научить участвовать в хозяйственной жизни, иначе я из женщины превращусь в ломовую лошадь, а это вредно для него же. Я же его люблю и хочу, чтобы он был женат на красавице, а не на лошади – значит, буду просить о помощи почаще. Но вот зачем я стану мешать ему отдыхать так, как ему лучше всего отдыхается? Я же ему жена, а не мама, которая учит, что есть, а что не есть! Пусть жует свою картошку и смотрит любимые комедии – наверное, мозг отдыхает от тяжелого умственного труда на работе».

Дальше жене надо сформулировать мужу просьбы о работе по дому. Но перед этим, согласитесь, ей и самой нелишне подумать, а чего от нее ждет муж, о чем он-то просит регулярно, но безуспешно? Если же у жены нет вопросов к себе и снисхождения к его привычкам – тогда, увы, со временем она в принципе разучится видеть свой брак во всем разнообразии его палитры, останется только уплощенная картинка: «Он всё смотрит свои комедии, чтобы бесить меня, абьюзивное бесчувственное чудовище! Вот один в один о нем психолог пишет». За скобками её внимания останутся любые его заслуги и дела любви ради жены – она всё равно будет слишком сосредоточена на его прегрешениях против её картины мира.

Да, всё сказанное не отменяет того, что существуют безнадежно «дисфункциональные» семьи – такие, в которых одна половина категорически, принципиально не идет навстречу никогда и ни в чем, не проявляет заботы ни в какой форме, в которых присутствует патологическое поведение, насилие и полное пренебрежение чувствами ближнего. Здесь, конечно же, полезен анализ отношений, причем анализ грамотного специалиста.

Но этот же инструмент – слишком критический анализ – над отношениями рядовыми, в меру теплыми, в меру и не идеальными, нависает дамокловым мечом. Слишком легко увлечься поиском темных сторон в поведении ближнего, а это путь в никуда, ведь никто не свят, и на солнце есть пятна. Брак – это всего лишь школа любви для двух несвятых, а не безупречный союз идеальных гиперборейцев. И в этой школе опрометчиво ставить себе всегда пятерку, а супругу – всегда три с минусом.

 

 


   
ОтветитьЦитата
Евгения
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 206
 

ОДИНОЧЕСТВО ВДВОЕМ.

Психолог Ольга Красникова, автор книги "Одиночество" (Изд-во Никея).

Почему мужчины и женщины, живущие в браке, чувствуют вкус одиночества?
«Пустыня ширится сама собою: горе тому, кто сам в себе свою пустыню носит», – писал Фридрих Ницше.
Для того чтобы чувствовать себя одиноким в паре, есть много причин, но основная – утрата ощущения собственной безусловной ценности. Это ощущение заложено в нашей природе. Но переживая какие-то события, чаще всего, травматические, мы можем его потерять.
При этом наша ценность остается неизменной. Она не зависит от обстоятельств жизни, наших качеств и поступков, от того, чувствуем ли мы ее или нет. В ощущении самоценности нет оценки. Я – человек, созданный Богом для вечной жизни по Его Образу и Подобию.
Христианство говорит нам о том, что ради спасения человеческой души Бог посылает на смерть своего Сына. Причем спасает Он не лучших и достойных, а души всех людей, людей грешных. И эта наивысшая жертва Христа – одно из неоспоримых доказательств ценности каждого человека.
Самоценность часто путают с самооценкой, но это не синонимы. Самооценка появляется позже и она есть не у всех.
Например, люди с серьезными интеллектуальными отклонениями, органическими повреждениями мозга себя не осознают и не могут оценивать, сравнивать с другими. При этом ценность их личности не умаляется, и они чувствуют ее, но при одном условии – если они были окружены любовью в детстве.
Это значит, что мы рождаемся с ощущением самоценности. У ребенка нет сомнений в том, что он хорош до тех пор, пока он не увидит недовольство им в глазах мамы.
С потерей ощущения самоценности, у человека появляется идея, что любовь нужно заслуживать, чтобы как-то утвердить себя, защитить свое достоинство, и он может выбирать для этого разные пути.
Кто-то заслуживает, стараясь угодить, оправдать ожидания, а кто-то считает, что ему все должны, занимает открыто эгоистичную позицию и начинает требовать, запугивать, манипулировать. Надо сказать, что услужливые люди тоже манипулируют, только иначе.
Кто я рядом с тобой?
Давайте посмотрим теперь, как это связано с темой одиночества. Если человек утратил ощущение собственной ценности, он может в какой-то момент потерять интерес к самому себе.
Кстати, очень часто люди ставят вопрос не о самоценности, а о том, есть ли я вообще, или я – пустое место? «Если он уйдет, моя жизнь потеряет смысл»; «без нее я – никто»; «когда его нет рядом, я как будто не живу»; «если я не в отношениях, я чувствую себя какой-то неполноценной» – типичные фразы тех, кто утратил связь с собой.
Если я – пустое место, то что во мне может быть достойно внимания? Лучше я найду источник жизни, интереса и смысла в ком-то или в чем-то другом. Я буду искать отношения и постараюсь удержать их любой ценой, но меня в этих отношениях не будет.
Человек, который не знает себя, не знакомится с собой, не обращает на себя внимания, вступая в отношения, сам себя в них не привносит.
Это значит, что его жена (муж) будет общаться не с ним настоящим, а с его идеей о себе. С тем образом, который он выстроил для другого, чтобы быть для него более привлекательным.
Эти отношения могут быть какое-то время достаточно успешными, но человек изначально обрекает себя на одиночество в них потому, что отношений с ним настоящим построить таким образом невозможно.
Если меня нет для меня самого, меня нет и для моего партнера. Такое одиночество не зависит от другого человека и никак с ним не связано. Если мы этого не осознаем, то начинаем обвинять другого.
Вспомним типичные женские жалобы – муж «мало со мной разговаривает, не обращает внимания», «а я для него делаю все»… Заметьте, «делаю все», но где при этом я сама?
Если я действительно тружусь с любовью, я удовлетворяюсь сделанным, радуюсь и не требую ничего взамен. И не ожидаю, что за это «я делаю все», мне потом тоже что-то дадут. Любовь предполагает, что я не ищу своего, я отдаю от избытка, от щедрости, чтобы порадовать близкого, а не для того, чтобы он потом со мной за это «расплатился».
Так человек начинает испытывать одиночество, которое он привнес в отношения сам. Вступая в них, он надеялся, что близкий избавит его от чувства пустоты, что он заполнит это одиночество собой. Но увы, никто не может вместо меня на меня обратить внимание. Такова участь болезненно жертвенных женщин и мужчин.
Но и потребителей, эгоистов ждет похожая участь. Глядя со стороны, можно подумать, что такой человек все делает для себя, а значит, он-то себя знает и о себе заботится. Но проблема заключается в том, что эгоист не столько заботится о себе (он плохо знает себя подлинного, свои нужды и потребности), сколько самоутверждается за счет другого, манипулируя, и надеется тем самым заполнить свою внутреннюю пустоту. Но это невозможно.
Один единственный путь
Нельзя удовлетворить внутреннюю потребность, используя внешние ресурсы: других людей, их отношение, ведь она имеет совсем другую природу.
Наша внутренняя пустота заполняется только отношениями с самим собой и с Богом, принятием Его любви к себе. Тогда к человеку возвращается ощущение самоценности и ему уже не нужно использовать других людей для самоутверждения.
Больше того, у него уже не будет сомнений в собственном достоинстве и существовании.
Для верующих людей есть еще одна причина одиночества: человек не чувствует любви к Богу, не верит в Его любовь к себе. И в том месте, где должна была бы жить любовь, образуется некая пустота, вакуум и возникает мучительная потребность его заполнить.
Нам привычнее думать, что этот вакуум появляется из-за одиночества, и страдание закончится, когда мы найдем «правильного» другого, который сможет сделать нас счастливыми. А пока его нет или он «неправильный», мы обречены. Но это самообман.
Если у человека есть внутренняя наполненность, тогда он не будет чувствовать одиночество, независимо от того, есть вокруг него люди, или нет, независимо от качества отношений с ними.
Одиночество начинается в тот момент, когда мы утрачиваем связь с собой и с Богом. И исцеление возможно тем же путем. Нельзя пойти с конца: сначала я налажу отношения с людьми, потом с самим собой, а потом с Богом. Для того, чтобы установить отношения с Ним и с людьми, Я уже должен быть.

Психолог О.М. Красникова (текст составила А.Симкина)

Источник: http://reka.io/2016/11/27/alone-together…
- проект "Река" издательства Никея, где был опубликован этот текст, к сожалению, закрыт.

1644223639-bez-nazvaniya.jpg

   
ОтветитьЦитата
Евгения
Estimable Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 206
 

ГЛАВНОЕ ПРАВИЛО ДЛЯ ЖЕНЫ ПЬЮЩЕГО МУЖА

Художник: Valerie Patterson

Обычно жены пьющих мужей хотят помочь им избавиться от этой проблемы. Но зачастую они делают это неправильно. Причем до того неправильно, что только стимулируют усиление проблемы. В чем же ошибка и как ее исправить?

Кому это поможет?

Это поможет тем женам, у которых проблема мужей – не выше второй стадии алкоголизма согласно российской классификации. Стадию своего мужа можете определить следующим образом:

  • Первая стадия – это бытовое пьянство. Спиртное употребляется для снятия стресса или усталости. Причём причины, требующие алкогольных возлияний, возникают всё чаще.
  • Вторая стадия – появление толерантности к спиртным напиткам. Пьет все больше и чаще.
  • Третья стадия – запойный алкоголизм. Утром, после вечернего злоупотребления, появляются признаки абстинентного синдрома. Поэтому крепко выпивший накануне алкоголик стремится похмелиться. Однако опохмелка всегда перерастает в новую пьянку.
  • Четвертая стадия – хронический алкоголизм. У больного развиваются серьезные психические отклонения, развивается стойкая деградация личности.

Значит, речь идет о такой ситуации, когда просто вам не нравится, что муж пьёт, как часто он пьёт и сколько он пьёт. Может, он еще не алкоголик, а может быть, у него первая или вторая стадия алкоголизма.

При этом он не совершает ничего злостного в состоянии опьянения – не бьет, не изменяет. Ведет себя более-менее сносно.

Что насчет церковных средств?

Я не буду здесь говорить о церковных средствах, так как они и так всем читателям «Православия.ру» известны. Проблема в том, что жены одной рукой созидают, молясь о муже, а другой разрушают, совершая ошибку, о которой пойдет речь дальше.

Лучше и молитву не оставлять, и вести себя с мужем по-другому.

В чем главная ошибка жен?

Главная ошибка заключается в том, что жена контролирует поведение мужа

Главная ошибка заключается в том, что жена контролирует поведение мужа. То есть она следит за тем, не выпил ли он, сколько он выпил, сколько он купил алкоголя, как он пахнет. И каждый раз, когда она обнаруживает те или иные поползновения мужа к выпивке, жена читает ему нотации в той или иной форме.

Вроде бы супруга тем самым делает всё, что может, для того, чтобы спасти мужа от этой беды. Что же в этом неправильного?

Да, скорее всего, вы говорите при этом формально правильные слова. Да, алкоголь крайне вреден и для человека, и для семьи в целом. Да, вам это не нравится и не должно нравиться.

И тем не менее не стоит контролировать мужа и читать ему нотации. Почему? Объясню, что происходит при этом в душе у мужчины. Объясню на примере ребенка.

Когда мы воспитываем ребёнка, у нас тоже есть разные способы его замотивировать. Самый популярный у родителей способ – это страх. То есть мама или папа будут читать мораль, как-то наказывать, чего-то лишать. Даже словесные наказания очень неприятны для ребёнка. И, по сути дела, ребёнок будет что-то делать из мотива страха перед родителями. Нередко – просто делать вид.

Является ли такой мотив полезным для ребёнка? Конечно, нет. Гораздо лучше, когда ребенок что-то делает потому, что он понимает, что такое хорошо и что такое плохо, понимает, в чём его подлинные интересы, допустим, получить хорошее образование.

Почему он должен учиться хорошо? Потому что он не хочет, чтобы ему родители читали мораль, или потому что он хочет чему-то научиться, кем-то стать? Конечно же, второй мотив приведёт к гораздо лучшему результату. Причем не только в плане учебы, но и в целом человек получится лучшего качества – более взрослый, самостоятельный, ответственный, целеустремленный.

Мотив страха перед женой не может принести положительного результата

А в данном случае мы говорим не о ребёнке, а о взрослом человеке. Здесь тем более мотив страха (перед женой) не может принести положительного результата. Захотеть бросить пить или пить меньше мужчина может только по одной причине: потому что у него проснулась совесть, потому что произошло какое-то озарение, и он принял решение пожалеть себя, свою семью.

Я не видел ещё ни одного случая, когда бы мужчина переставал пить, потому что жена каждый раз его «пилит». Ни одного случая такого я не знаю! А вот когда человек сам принимает решение, он тогда действительно может это сделать, и такие случаи мне известны. Мужчина – взрослый человек, он может найти внутри себя опору, и только эта опора является надежной.

Пиление жены не является опорой. Что происходит в том случае, когда жена начинать его пилить?

Изначально муж ощущает себя мужчиной, взрослым человеком, у него жива совесть. Он руководствуется собственными интересами, интересами своей семьи. Когда начинаются попытки его перевоспитать, он начинает руководствоваться, как тот самый ребёнок, который боится маму, только тем, чтобы от жены не было неприятностей. Совесть свою он перестает слышать, потому что вы кричите громче, чем она.

Что при этом происходит? Если до этого он пил тогда, когда были какие-то неприятности, стресс или просто вдруг захотелось, то, оказавшись в позиции воспитываемого ребенка, он начинает пить всегда, когда есть возможность не получить от жены негативную обратную реакцию. То есть он ищет просто всякий удобный случай, когда жена, может быть, не узнает или узнает, но потом. Всякий такой случай является для него удобным, и всякий случай им используется. Но случаев таких в жизни практически каждого мужчины достаточно, поэтому он начинает пить больше.

Контроль со стороны жены усиливает пьянство мужа!

Как исправить ошибку

Если вы уже начали заниматься подобными деструктивными попытками спасти своего мужа, что же вам делать? Как от этого вредного способа влияния на мужа перейти к полезному?

Перестаньте контролировать алкогольное поведение и реагировать на него! Не надо говорить мужу заранее, что он не должен пить, сколько он должен пить или когда он должен пить. Не надо смотреть за тем, выпил он или нет, не надо давить ему на вину, когда он выпил, или давать какие-то другие негативные реакции.

Перестаньте воспитывать мужа как маленького ребенка! Оставьте его наедине со своей совестью!

В общем, перестаньте воспитывать мужа как маленького ребенка! Оставьте его наедине со своей совестью!

Да, может быть, в первый момент он обрадуется, что прекратилась слежка, и расслабится. Но, оставшись наедине со своей совестью, ему придется уже слушать ее. И, скорее всего, через какое-то время он начнёт руководствоваться уже не тем, что удобно или неудобно, а тем, что хорошо и что правильно. Может пройти месяц, может потребоваться год, но результат будет.

Ещё раз: я говорю о первой и второй стадии алкоголизма. На третьей стадии совесть уже не работает.

«Но мне же неприятно!»

Что делать, если вы не просто заботитесь о нём, а вам неприятно, когда он пьет?

В эти моменты просто старайтесь упражняться в самодостаточности. Вот, он выпил и, допустим, в другой комнате сидит у телевизора. Вы не травите себя мыслями о том, чем он там занимается. Займитесь собой, найдите опору в Боге или в самой себе, постарайтесь быть счастливы в эти минуты и часы наедине с собой. Если совсем трудно – молитесь: нет лучшего средства против навязчивых мыслей.

Если он при этом общается с вами, скажите себе: это в первую очередь мой муж, и только во вторую очередь это человек, который выпил. Если вы будете видеть в нём не пьяную свинью, а своего мужа, вам будет несколько легче с ним общаться.

Я не говорю о случаях, когда муж совсем уже в непотребном состоянии, мычит, говорить не может, а еще, чего доброго, лезет с какими-то интимными предложениями. Конечно же, в этом случае нужно держать его на дистанции.

Речь о ситуациях, когда человек просто выпил, от него пахнет, а в остальном он более-менее адекватен. И всего лишь хочет с вами поговорить. Не нужно в эти моменты стараться быть какой-то особенно приятной, но и особенно неприятной не старайтесь быть.

Возьмите на ум простую вещь: если вы своим поведением, может, даже молчаливым осуждением испортите ему веселье, он сочтет этот «праздник» неудавшимся и сразу же захочет устроить новый, без таких недостатков. А если «праздник» пройдет «хорошо», то свою задачу он выполнит, и какое-то время новые «праздники» будут не нужны.

Если вам очень плохо

Бывают более сложные случаи, когда женщина пережила в детстве опыт жизни с алкоголиком – отцом или отчимом. В этом случае даже если муж ведёт себя адекватно, сам по себе запах алкоголя, исходящий от него, может действовать на неё так, что она неспособна себя нормально чувствовать и адекватно вести.

В таких случаях нет лёгких рецептов. Просто старайтесь отстраниться от мужа – не чтобы наказать его, а чтобы защитить себя, понимая, что источник боли не столько в нем, сколько в вашем детстве.

Скажите ему спокойно: «Дорогой, прости, я в этот час хотела бы побыть одна, мне сейчас не очень хочется с тобой общаться»

Скажите ему спокойно: «Дорогой, прости, я в этот час хотела бы побыть одна, мне сейчас не очень хочется с тобой общаться». И не делать особенно трагического вида, даже если вам очень неприятно. Просто удалитесь, и пусть муж побудет один.

Конечно, таким женщинам очень желательно пройти психотерапию, чтобы подлечить раны детства. Не ради мужа – ради себя.

«Что же мне, скрывать свои чувства?»

Многие возмутятся: что же, муж должен не знать о том, как мне плохо и как мне всё это не нравится?!

Конечно, он должен знать! Но одно дело сообщать то, что он не знает, и другое – устраивать регулярную порку, не сообщая при этом ничего нового!

Некоторые женщины почему-то думают, что если они хоть одно возлияние мужа пропустят без скандала, то все домашние (сам муж и дети) подумают, что пить – это хорошо, и что жена и мама сдалась. Они себя ощущают чем-то вроде системы видеофиксации превышения скорости на дорогах: если скорость превышена – я выписываю штраф, а если не выписала, значит, я сломалась. И испытываю за это чувство вины.

Но семья – это место любви, и отношения мужа и жены не похожи на отношения человека и государства. В случае государства неукоснительный штраф – хорошо, между мужем и женой – плохо.

У мужа есть встроенная память, он прекрасно знает, что вам не нравится, когда он пьет. И он очень ценит ваше молчание, вашу выдержку. (Еще раз: к третьей и четвертой стадии алкоголизма это не относится!)

Поэтому не нужно говорить ему об этом каждый раз. Достаточно высказывать свое отношение и выражать свои чувства, думаю, два-три раза в год. Если нечасто пьет, и одного раза в год достаточно.

Как говорить – тоже имеет значение. Ни в коем случае не в виде скандала, суда, осуждения, да еще с унижениями и оскорблениями. Говорите о своих чувствах, своих страданиях и всем негативном, что вы переживаете в связи с этим, то есть говорите о себе и детях. Тогда вы вызовете сочувствие, и, может быть, совесть мужа проснётся.

Совесть человека может проснуться, если вы будете делать это нечасто и «снизу», то есть со своего нормального места в семейной иерархии. Тогда это будет вызывать его сочувствие и чувство ответственности.

А если вы будете на него нападать и давить сверху, то, даже если это будет нечасто, всё равно это будет в пользу того, чтобы он пил больше.

Стремление женщины быть на первом месте уже само по себе является частой причиной того, что мужчина выпивает

Властность женщины, стремление женщины быть на первом месте уже само по себе является частой причиной того, что мужчина выпивает. И особенно как раз в случаях умеренного выпивания, а не тяжелого алкоголизма, который чаще бывает наследственным. Если мужчина не из алкогольной семьи, властная женщина способна привести к тому, что он будет периодически пить, чтобы снимать напряжение от постоянного давления жены или от аномальности своего места в семье.

Вообще носиться со своими чувствами как с великой святыней православным не свойственно. Чувства человека имеют сложную природу. И в отличие от атеистов мы, православные, понимаем, что чувства могут быть не «от естества», а «от повреждения».

А вы точно хотите, чтобы он бросил?

Для некоторых жен, воспитанных властными матерями или матерями-одиночками, агрессивная борьба за исцеление мужа от пьянства является лишь средством занять первое место в семье.

Допустим, муж в остальном нормальный, достойный уважения человек, но вам неосознанно хочется быть главной, хочется поставить себя над ним фактически или хотя бы чувствовать себя выше него. Просто потому, что так было у вашей мамы. И вот вы цепляетесь за этот его единственный, может быть, серьезный порок, и благодаря ему, наконец, вы становитесь «владычицей морскою».

В этом случае вам нужно решить, что для вас важнее: наследовать жизнь своей матери, добиваясь властвования в семье любой ценой, хотя бы вот такой. Или же важнее, чтобы семья стала нормальной, а муж выздоровел.

В последнем случае вам нужно принять осознанное, волевое решение – не быть главной в семье. Пусть муж, несмотря на свой порок, всё-таки будет хорошим, достойным уважения и того, чтобы быть главой семьи.

Уважение к мужу – вот то, что исцелит его порок гораздо вероятнее, чем неуважение и скандалы!

Уважение к мужу – вот то, что исцелит его порок гораздо вероятнее, чем неуважение и скандалы!

Это будет непросто – нужно работать над собой. Свое решение проводить в жизнь вам придётся каждый раз, когда у вас будет из подсознания выходить такая вот «бой-баба», желающая дать бой мужу. И вам осознанно, волевым усилием придётся приводить себя в состояние женственности, в состояние женщины, в состояние жены, которая за мужем. Да, вот за таким несовершенным мужем.

Как этому помочь? Помочь этому можно очень простым способом: напоминайте себе, что вы тоже несовершенная, не идеальная жена. Мужчина и женщина могут любить друг друга только в том случае, если осознают свои несовершенства. Без этого осознания несовершенства другого, даже маленькие, становятся нестерпимы!

 

Дмитрий Семеник, православный психолог


   
Tatiana reacted
ОтветитьЦитата
Tatiana
Trusted Member Admin
Присоединился: 3 года назад
Записи: 72
 

@evgeniya Евгения , спасибо за статью, очень познавательно. 


   
ОтветитьЦитата
Поделиться:
[/column]